Юрий Динабург.

СТИХИ

1945

 

Холодным утром ранним,

Когда щемит тоска,

Холодным утром ранним,

Когда мне смерть близка,

Оттуда,из-за грани

Протянута рука.

Уже изжит заряд

Вседневной гордой боли,

Уже бежит заря

В пустом небесном поле,

Идёт заря,даря

Над болью одоленье.

Бегут за рядом ряд

Аллеи в отдаленье.

Холодным ранним утром,

Когда щемит тоска,

Нежнее перламутра

На небе облака

И тонкая кому-то

Протянута рука.

Я верую в торжественность

Таких простых минут

В ту красоту,в ту женственность

Что в жизнь они несут.

За рамами оконными

Знамёнами горя,

Кровавыми драконами

Рисуется заря.

 

Город коченеет в зимнем снежном сплине,

Грязной ватой виснут в небе облака,

На стенах синеет смертно-бледный иней,

Город в саван втиснут,здания,река.

Ходят тихо люди воплощённой скукой,

Много странных звуков в памяти моей.

В этом мире буден время то застынет,

То летит лавиной,бешенства пьяней.

Эти дни беззвучные,полные тумана

Мёртвы,все их лепеты чужды,далеки

Как мельканье скушное теней киноэкрана.

Даже в смутном лепете ветра вздох тоски.

Тучами окутаны жёлтые закаты.

Бури бес крылатый,разметавший снег

Пусть сожгут,сметут они этот бред угрюмый

И с победным шумом смерть придёт ко мне.

 

Тот ясный мир,что видим все мы,

Неизъяснимый мне предмет.

Во всех вещах я вижу схемы,

Ряды загадочных примет.

К вещам притрагиваясь с негой

Всё в том же сумеречном сне

Зову тебя влюблённо снегой,

Мой ласковый,холодный снег.

Берёзы белые с ногами

В густом снегу белым-белы,

Полузасыпаны снегами,

Полузавеяны былым.

На всех путях стоит немая

И торжествующая смерть.

О,если б вызов принимая,

Всё знать,всё чувствовать и сметь!

Но от трагических познаний

Увяла плоть и дух ослаб

И наша жизнь бежит под нами

С тупой покорностью осла,

И в этой бездне иллюзорной

Уже я больше не пойму-

Что это,звёзды или зёрна

Идей,не явленных уму?

 

ОСЕННИЕ ЛИСТЬЯ

Вот на дно придорожных канав

Облетели они,полегли.

Ветер гонит их в ночь,доканав,

Под откосы из илистых глин.

Собирает их ветер с утра,

Днём затопчут их в грязь сапоги,

Эти клочья увянувших трав,

Эти листья деревьев нагих.

И деревья скопились,воздев

К небосводу скелеты ветвей,

Мутный запах гниенья везде,

Листья серые камня мертвей.

Что же,разве осеннюю грусть

Не прозрел я в улыбке весны?

Всю фатальную эту игру,

Нашей жизни печальные сны?

И несутся они в пустоту,

В глубину придорожных канав,

Всякой жизни изведав тщету,

Мимолётность цветенья познав.

 

Когда цветы утомлены

И лепестки устали,

Когда уста утолены

Горящими устами-

Благоуханно холодней

Прозрачной ночи воздух.

Вся ночь-она одна-над ней

Торжественные звёзды.

Полны леса в такую ночь

Чудесного звучанья,

Во всех цветах затаено

Высокое молчанье.

Откуда-то издалека

Летучий вальс доносится

И приплутавшая тоска

Обратно в сердце просится.

Луна летит сквозь облака

И всё не сходит с места.

-Как ты темна и глубока,

О,Ночь,моя невеста!

В ночь,когда я ушёл из дома,

Осень сеяла грусть свою.

Мне,весёлому,молодому,

Опостылел родной уют.

Ветер гнал облетевшие листья

Вдоль пустынных полей и дорог,

Мир в холодных туманах продрог.

Захотелось далёких раздолий

На неведомом тёмном пути

За отчаянной сказочной волей

Голубой горизонт перейти.

Но всегда бесприютный странник,

Всё вперёд и вперёд иду.

Свежим вечером,утром ранним

Знойно мне от сомнений и дум.

Чей пророкя и чей избранник?

Для кого моя кровь,мой труд?

Кто поднимет на поле брани

Мой холодный израненный труп?

Но когда и кто это видел,

Чтобы жизнь для грёзы губя.

Кто-нибудь так любил-ненавидел,

Презирал и славил себя?

Свежий ветер,в лицо моё дующий,

О далёком о чём-то поёт.

Я вернусь к вам обратно,приду ещё

В лучезарное завтра своё.

Далеко от дорог моих светятся

Озарённые города.

На пути моём радость не встретится,

Не встречается никогда.

И порой голова моя свесится,

Голова тяжела-тяжела.

Но в сиянии синего месяца

Снова грёза моя ожила.

ДРУГУ

Мир в огне,на камне и железе

С гибелью и ужасом сдружись!

Величайшая из всех поэзий-

Боевая творческая жизнь!

Мир до неба крашен кровью густо,

Но прекрасней,чем любая бредь-

Нам дано высокое искусство

Славно жить и гордо умереть.

В мире страсти спутались все чувства,

Юность века не позволит спать.

Нам дано весёлое искусство

Никому ни в чём не уступать.

 

Накину плащ в пурпурных коймах

И шляпу набекрень надев,

Пойду опять путём знакомых

Неоправдавшихся надежд.

В глубоком тинистом затоне,

Где ил и шелест камыша

Вдруг всколыхнётся и застонет

Болота тёмная душа.

Пойду,оставивши надгробья.

Плашом размашисто плеща,

Широким взмахом наподобье

Крыла,нависшего с плеча.

Пойду,сбивая с неба звёзды

И осыпая синий снег

В холодный сумеречный воздух

В каком-то просветлённом сне

Дышать широкими глотками

Туманом,ветром и рекой

И далей голубые ткани

Срывать стремительной рукой.

О,как таинственны,как робки

Вдали мерцают огоньки!

Дома-холодные коробки

Над тёмным берегом реки-

Там догорает и коптится

Мещанский будничный уют.

А я живу легко,как птицы

В привольном воздухе живут!

Под всяким соусом,и без соуса

Мне яства жизни хороши

И вдохновенное бесовство

Вступает в сумрачность души.

 

Неисходим и необъятен

Пустынной ночи габарит

И чей-то бас слова проклятий

Над чёрной ночью говорит.

Ночь-как нацеленное дуло

Темна,смертельно холодна.

Пустынным холодом подуло

Из приоткрытого окна.

В ночи похмельной и метельной

Тоской подёрнулась душа.

Нет в целом мире вещи цельной,

Часы идут,меня глуша.

То ветер дует.В снежном шуме

Не перья белых лебедей-

Мне машет мельница безумий

Крылами спутанных идей.

Горизонтали,вертикали

В холодном свисте сквозняка

Из-за пространства вытекали,

Чертёжный хаос возникал.

Круги квадраты догоняли-

Их геометрию химер

В косых крестах диагоналей

Не истолкует Архимед.

И вот тогда мои страницы,

Огнём исписанные красным

В порывах вздыбленного ветра

Начнут внезапно трепетать

Под ветром,дующим с границы

Туманных правд с безумьем ясным

И с бредом мудрости подстать.

 

Если синус превосходит единицу

И длиннее скуки логарифмы,

Если в теореме о частице

Бесконечно малой ищешь рифмы,

Если рифмы горячи как поцелуи,

А мечта зовёт за ночью зыбкой,

Ласками твоими,телом гибким-

Что тогда спасёт и расколдует?

Если переносишься в страну родную небыли,

О которой только ветер говорит со мной..

Ах,да вы ведь там,конечно,не были,

Я наскучил праздной болтовнёй.

 

Моя любовь печальна стала

Холодной осенью, с игрой

Её иронии усталой,

Её усталости сырой.

И сад стоит скелетом веток,

Жизнь осыпается с дубов,

Где бродит нежность без ответа,

Неразделённая любовь.

В пустом саду гуляет ветер

И осыпается листва,

Мне машут брошенные ветви,

Роняя мёртвые слова-

Слова как медь опавших листьев,

Осенней нищеты гроши

И облетает в тихом свисте

Печальный сад моей души.

 

ЛЮБИМЫМ АВТОРАМ

Знаю ваши гордые печали,

Демон вашей страсти мне знаком.

Все мы бушевали и мечтали,

Загорались голубым огнём.

Знаю власть волнующих созвучий,

Музыку кроваво-красных слов.

Я любовью и тоской замучен.

Ко всему готов.

Музыка струится в каждой вещи,

В каждой вещи музыка слышна

И душа в волнении трепещет

Как поющая струна.

 

Слова любви и нежности

Давно ли,не вчера ли?

Мы с вами по небрежности

С другими растеряли.

Они-бутоны майские,

Но мы-перед июнем,

Оставим грёзы райские

Доверчивым и юным.

Они свежи и липки,

Порой ещё в апреле.

Быть может,по ошибке

Нам в них большая прелесть.

Цветы давно ощипаны

С их веток мной и вами,

Пути мои усыпаны

Увядшими словами.

 

Стань,душа моя,как призма,

Разбивающая светы,

Стань как сад,цветы капризно

Осыпавший ветру с веток.

За высокими стенами

Наших гордых одиночеств

Ночи бреда и стенаний,

Фантастические ночи.

За мою дневную одурь

Дай мне светлую отраду-

Светлых снов живую воду,

Розоватую от радуг.

Я пойду навстречу ветру

С воспалёнными щеками

Шаг за шагом,метр за метром

Свой звенящий шаг чеканя.

У берёз как у русалок

Распустившиеся косы,

Осень в далях разбросала

Густолиственную осыпь.

 

* * *

 

 



Hosted by uCoz